Турпортал Svali.ru   |   Поиск туров, описание туров, заказ, цена Туры   |   Бронирование отелей по всему миру, описание отелей, фото отелей Отели   |   Бронирование авиабилетов Авиабилеты   |    Метеоновости   |    Информеры   |    RuMeteo.ru

   сделать стартовой     добавить в избранное
Туристический портал Svali.ruТуристический портал Svali.ru Svali.ru
  
  

ГЛАВНАЯ

КУДА ПОЕХАТЬ?

КАТАЛОГ СТРАН

(описание, города, карты, фото, погода, климат)

АВИАБИЛЕТЫ

(поиск,бронирование авиабилетов на регулярные и чартерные рейсы)

ПОИСК ТУРОВ

(каталог туров, описание, заказ, цены)

БРОНИРОВАНИЕ ОТЕЛЕЙ

(бронирование, описание, фото, туры, справочник категорий и сокращений)

КАТАЛОГ ГОРОДОВ

      ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ

Гватемала

Тикаль - самая высокая пирамида, Флорес, Гватемала.

Тикаль - самая высокая пирамида, Флорес, Гватемала.

Антигуа, Гватемала.

Антигуа, Гватемала.

все фото (15) 


Рассказы путешественников Гватемала

[Каталог стран Гватемала]

 Гватемала - рассказы туристов
 добавить рассказ  все рассказы  Мои рассказы



Обряд очищения

Конечно, температура выше 25, пальмы и экваториальная краса - совершенно необходимые явления для счастья в нашем понимании, но больше всего, с силой магнита размером в марсианские кратеры, нас всегда манила, влекла и совращала с пути истинного (то есть, с туристической оси наслаждения Париж-Анталия-Паттая) возможность дотронуться до прошлого, выскользнуть из корсета своего, не очень любимого времени и побыть в чем-то ином, изначальном и в своей изначальности - вечном.

Я всегда знала - чем дальше нам удастся обернуться назад, тем ближе мы окажемся к тому времени, когда "боги жили среди людей", когда еще не произошло великого перевертыша, поменявшего местами Важное и Неважное, после которого мы приобрели внешнее и потеряли внутреннее. Я давно убеждена, что современная цивилизация когда-то проиграла какой-то важный спор - с богами, с демонами? - и в каком-то смысле стала "манкуртом" - марионеткой, не обладающей истинным видением вещей, внутренней свободой и внутренней силой. Кали юга, как ни крути.

Прикосновение к древним дохристианским цивилизациям помогало нам подглядеть это истинное, насмерть забытое, заглянуть за тайный занавес Кришна-лилы и встретиться с Ним взглядом. Эти возможные "встречи глазами", пожалуй, и есть глубинный смысл всех наших поездок, духовная акупунктура. Посещая Боробудур на Яве, Пирамиду Волшебника в Ушмале, Эллору в Индии или девственно-волшебное Мачу-Пикчу мы часами сидели, закрыв глаза рядом с камнями прошлого - единственно сохранившимися осколками древних цивилизаций, часть которых сообразно легендам как раз и были построены в тесном сотрудничестве людей и богов - "встречались глазами".

Оказываясь в подобных местах контакта, мы старались пережить прошлое не только интеллектом, вспоминая прочитанные книжки по мифологии и археологии, но и почувствовать его душой и сердцем, мышцами, кожей, пальцами, пятками. Подобный тактильный обмен энергиями означал для меня возможность более тонкого познания, как через половой акт. На протяжении всех поездок, камни были единственным моими "возлюбленными", проводниками в другие миры. Мертвыми проводниками.

Отправляясь в Гватемалу , мы как обычно прочитали все, что можно было найти - от откровений одного из палачей майянской цивилизации епископа Юкатанского Диего де Ланды до трудов безутешного Ромео тоскующего по своей индейской Джульетте - Хосе Аргуэльеса. Цивилизация майя, на встречу с которой мы - культурные геронтофилы - ехали на сей раз, должна была открыться как всегда через камни - руины великого Тикаля - маянского города-государства, основанного в 7 веке до н.э., до сих пор не до конца раскопанного и открытого для туристов совсем недавно - членораздельная дорога сквозь Лакандонские джунгли была проведена примерно 20 лет назад. Полный свежак!
Информация по ценам
Гватемала
Отели
100+

систем
бронирования

Забронировать


Дорога эта начинается из островного городка Флорес на севере Гватемалы и в течение двух часов весело журчит мимо живописного берега озера Петен Итца (стоимость примерно доллар тридцать). Достигнув Тикаля, миновав ломовой (качество товаров и цены - на грани фантастики!) сувенирный базар, важно ковыляющих мимо павлинов и сомнительного качества столовок, напоминающих незабвенный Совобщепит, где из меню в 12 блюд около пяти начисто отсутствуют (в связи с туристической не раскрученностью гватемальских красот, сервис тут оставляет желать), углубляешься в Лакандонские джунгли - вторые легкие планеты. Дальше, минуя пролетающих над головой мартышек, бурный рост лиан, гигантские освежеванные сейбы (деревья типа секвой, лишенные коры) и полустертые стелы, доходишь до центральной площади с тремя храмами: Великого Ягуара 44 метра высотой, чуть более низкий - Масок (38 метров) и Северный Акрополь. Оба храма напоминают расставленные друг напротив друга гигантские футбольные ворота, а более пологий Акрополь - трибуны, тем более что дух Игры В Мяч присутствует здесь повсюду. На центральной площади проводятся церемонии, одну из которых я кратко опишу в конце рассказа.

Пирамида Ягуара во время нашего пребывания (2002 год) была закрыта для восхождения в виду постоянно ссыпающихся с вершины туристических масс. Так что пришлось довольствоваться Масками. Тоже доложу я вам высота неплохая, хотя видали мы и повыше. На расстоянии примерно 500 метров от площади находится, возможно, не самый красивый и почти полностью поросший бурной растительностью, но самый посещаемый храм под номером 4 - второе по высоте строение во всем майянском мире - 64 метра. Именно с этой пирамиды, как я обнаружила уже после возвращения в Москву, снимался фантастический "марсианский" вид в старом фильме "Планета Обезьян" (длится кадр пару секунд, но узнать можно), на ней же, ориентированной строго на восток, мы планировали на следующее утро встречать рассвет - один из главных экшенов Тикаля. Он стимулирует ночное времяпрепровождение в нетронутой "сауне" тропических джунглей рядом с руинами мертвого города, пробуждение под рык обезьяны-ревуна или "божественного" ягуара, которые реально ходят тут в изобилии! Мы их не видели, но слышали.

Выбрав по Lonely Planet самый на наш взгляд экзотический вариант ночевки - в гамаке под открытым небом, мы в тайне надеялись увидеть ночью тихо крадущегося ягуара, привлеченного - Бог знает, чем привлеченного! - ну хотя бы нашими мыслями о нем. На деле романтика первобытной жизни нас несколько разочаровала: на небольшой вытоптанной площадке типа футбольного поля, метрах в 200 от кромки леса стояли палатки и крытые беседки с гамаками. Последний вариант - в принципе интересный - был вариантом-убийцей: из-за насекомых, дивных числом и неисчислимых прожорливостью. Планируя романтику, о москитах-тармитах я как-то не подумала, а это тебе не ягуары, с которыми хоть помуркаться можно! Это - злобные бездушные твари, совершенно не способные на человеческое общение, типа гаишников. Решено было довольствоваться пошлым вариантом гестхауза "Джангл Лодж", места средней паршивости, стоимостью в безумные 25 долларов и включающий никому не нужный бассейн. Зато территориально он был максимально приближен к началу джунглей и завтрашней тропинке, по которой нам предстояло пилить с фонариком и компасом пару километров к четвертой Пирамиде, лезть наверх под аккомпанемент бледного золотисто-дымного рассвета и, возвышаясь над зеленым маревом Лакандонских джунглей, торжественно приветствовать первые лучи восходящего светила. Как это всегда и делали все приличные солнцепоклонники (правда, без фонариков). Все так и получилось. Почти.

Мы благополучно вышли около четырех утра и по тьме кромешной углубились в непроницаемые скопища тропической растительности, благополучно заблудились, с трудом разблудились, прошли и дошли, залезли и уселись на высоте 64 метров (уровень 21 этажа), а пока суть да дело, принялись жадно вдыхать гиперкислородный коктейль рейнфореста, от которого обостряются все чувства и кайф обрушивается на голову с силой хорошего цунами. Раньше я никогда не думала, чем мы реально дышим, живя в городе, только здесь поняла. Ни приморский Крым, ни Гималайские высоты такого яростного эффекта не имеют. Сидя в ожидании восхода, я четко осознала, что влажные дождевые леса - ОЧЕНЬ ПОЛЕЗНЫ ДЛЯ ЗДОРОВЬЯ. Для ногтей, волос, кожи, которые реально за пару-тройку проведенных здесь дней разгладились, укрепились и закучерявились без всяких кремов и шампуней, а подъемы на пирамиды вполне способны были заменить лучшие антицеллюлитные программы. В этом смысле Мексика, конечно, лучше, потому что пирамид - больше. Живя в подобных кислородных обстоятельствах, можно не пить тонизирующего кофе, не выправлять себя витаминами и не реинкарнировать разорительной косметикой. Просто дышишь и становишься офигительно живым, радостным, энергосодержащим, лоснящимся от внутренней силы. Если подышать поглубже, можно уже вслед за мартышками скакать по деревьям.

Единственное, что портило языческое утро на вершине пирамиды (кроме такой мелочи, как не взошедшее в положенный срок солнца - что поделаешь, влажность и туман, туман.), так это присутствие американских туристов - бездушных каркающих хамов, абсолютно не способных почувствовать всю трепетность момента. Они были еще хуже москитов, сидели на камнях с 1,5 тысячной биографией в ожидании действа, ради которого, собственно, и перлись сюда, сквозь время и географию, и во все воронье горло обсуждали свой покинутый бизнес! Даже звонили домой по мобильникам, козлы! Нам пришлось перелезть на западную оконечность архитектуры и насладиться видом одинокого удода, удивляясь - как это при полете у него клюв не перевешивает вес остальной тушки?

Однако, задолго до удодов, еще в Москве, читая Lonely Planet, мы наткнулись на поразившую нас информацию. Оказывается майянская цивилизация - это не только проглоченные кислородными джунглями руины былой славы и в Гватемале до сих пор сохранились места, где живут чистопородные майя, говорят на своих языках (всего существует по разным версиям от 35 до 40 языков относящихся к маянской группе: киче, мам, чоль, тцотциль, лакандон, какчикель и др.), соблюдают календарь Цолькин с 13 зодиаками, исповедуют культ древних богов, короче все то, что мы привыкли считать безвозвратно утерянной культурой. Узнай это Де Ланда, он не просто кусал бы себе локти - отгрыз бы до плеч! Древние майя оказались живучи. В Мексике - в меньшей степени, в более отдаленной и заджунгленной Гватемале - в большей. И это не смотря даже на тот факт, что бесконечные гражданские войны, потрясавшие Гватемалу последние 36 лет, физически изничтожили 200 000 гватемальцев, в основном индейцев-майя (там была небольшая такая Камбоджа со своими пол-потами). Информация нас реально ошарашила. Это все равно, что обнаружить в Египте животрепещущий культ Изиды и Осириса или столкнуться по дороге в Анталию с хеттскими воинами, идущими профилактическим походом на ближайшее хурритское поселение. Трехдневный проезд через страну сквозняком с целью осмотра Тикаля и навылет - в Мексику, был тогда переработан в девятидневный контакт. До смешного мало, но.

Два маленьких городка, наиболее рекомендованные LP как максимально нетронутые аутентичные места - Чичикастенанго и Панахачель . В Чиче "если повезет, можно стать свидетелем древних церемоний". Пана был славен теперь уже вполне морщеватым хипповским населением, малым количеством туристов, большим количеством майя и вулканическим кратерным озером неземной красоты (вода как слеза младенца, воздух - как вздох нимфы - ну сами знаете). По поводу церемоний мы очень сомневались. Увидим живых майя среди их живой жизни, услышим язык, на котором написан обожаемый Пополь Вух - и на том спасибо. Рассчитывать, что, поехав раз в жизни на один единственный день в майянский город мы попадем на церемонию, было бы, по меньшей мере, наивно.

Приехав из отвратительной столицы Гватемала-Сити на автобусе в Чиче, мы поселились в совершенно расчудесной гостинице "Пасада дель Арко" (15.50 за комнату, хозяева Эмильсо и Педро Макарио). Нашли его с огромным трудом, поскольку карта - плоская, а город - многоярусный и улицы нависают друг над другом, как балконы. Пришлось даже рисовать на бумажке арку для не владеющих испанским местных жителей, которую они долго не могли опознать. Самой догадливой оказалась маленькая чумазая девочка, сообразительность которой была нами оценена в высшие пять баллов. Мы оказались единственными постояльцами в этом красиво декорированном и поголовно этническом доме с благоухающими розами и убийственным перцем халапенья, съетым Костиком прямо с куста, чем он вызвал слезы умиления и восторга у наших хозяев. Милейшая, не говорящая ни слова по-английски хозяйка общалась с нами глазами, улыбкой, нежным воркованьем и все время что-то повествовала. Мы в свою очередь не преминули купить свежее кофе с ее семейной плантации ( качество - супер!).

Комнаты, украшенные народными промыслами - индейскими тканями, "леопардовыми" светильниками в стиле примитив и солнечно-лунным ложем (резьба по дереву), имели камин и огромный балкон с пеньками. Истинное предназначение пеньков так и осталось загадкой. Мы их ставили в линеечку - под голову, попку и пятки - и по очереди загорали. После принятия солнечных ванн (хотя февральское горное солнце грело подозрительно лениво), решили пойти в город. Как всегда центр интереса и центр города - индейский базар - был расположен рядом с главным католическим храмом, находясь как бы в тени христианского величия.

Мы побродили по рынку. Сплошные майя. Живые. Настоящие. Профили с глянцевых иллюстраций. С ума сойти. Мы смотрели на них как на музейные экспонаты. Они нас не воспринимали в упор. Невидима, невидима! воскликнула бы Маргарита. Фотографироваться они отказывались напрочь - это понятно, в мексиканских индейских штатах происходит то же самое. Что-то типа того, что множащиеся изображения крадут душу по кусочкам. Контакта ноль - да и с чего бы!

Пошли в церковь. Потом на нашем долгом майянском пути мы еще не раз встречали католические костелы с аутентичной языческой жизнью внутри (одна из самых характерных - в мексиканской деревушке Сан Хуан Чамула в горном штате Чьяпас).

В Чиче мы столкнулись с подобным четырехсотлетним лицемерием впервые. За внешней христианской скорлупой (ну розовый я слон, только не бейте!) сохранился взбитый омлет из натуральных местных культов, которые тихой сапой исповедовали местные тихони все это время. У подножия весело разукрашенных святых апостолов и пророков сидели индейцы - в ярких цыганских лентах, вышитых розами кофточках с орлиными носами (от их профилей я тащилась особо) - живые древние идолы - и пили какие-то местные ритуальные напитки. Или это они в мексиканской Чамуле пили волшебные напитки (досточтимый дон Хуан, салют тебе, салют!), сидя на полу, устланном толстым ковром из длинной сосновой хвои священного древа жизни?

Тут возникла забавная ассоциация - вечная путаная связь индийцев и индейцев в стиле дядюшки Колумба: индийское священное древо Деодар, воспетое в стихах русским поэтом Константином Бальмонтом: Но из ствола исходит неволящий угар,

и паутинят ветви для душ силки мечты..

но кто лесных коснулся густых смолистых чар,

тот древу Деодар отдаст всю пряжу дней,

и санскритскими авторами Аюрведы - старосветский эквивалент американской коки - явный родственник по прямой местного индейского священного дерева. Правда о кокаинном содержании Деодара мало кто знает. Странно, что знал Бальмонт.

В церкви потерявшейся во времени и традициях чичекастенангцы нас опять совершенно не замечали, будто мы, а не они были призраками прошлого - жгли свечи и копал, нежно звонили колокольчиками и молились крестам. Это очень важное место, про кресты. Про них тоже мало кто знает, а кто знает, не всегда верит - потому что действительно странно. Кресты, царящие здесь повсюду - не христианские символы смерти и воскрешения, а местные индейские символы вечной жизни. Суть похожая и в этом заключается вся петрушка. Вообще в майянской мифологии удивительным образом обнаруживаются точки пересечения с христианским мифом: майянские миры - солнца - создавались ценою жизни какого-то божества, которое, давая свою плоть и кровь в качестве строительного материала, становилось богом этого мира, этой юги. Христос, отдавший на кресте свою жизнь, победил всех конкурентов и стал реальным богом нашего времени (слова "пейте - се кровь моя, ешьте - се плоть моя" всегда казались мне не просто дикими и каннибальскими, но действительно безнадежно древними, "не из этой оперы". Крест, присутствующий на куче экспонатов в потрясающем Музее Антропологии в Мехико Сити, Теотиуакане и др. - для нас привычный символ Христа - у майя символизировал древо жизни. Или то, что я никогда не могла простить христианству - уничтожение древних цивилизаций (хотя помните дзенское: встретишь учителя - убей учителя, встретишь Будду - убей Будду) - было чем-то другим? Слиянием? Узнаванием? Но это только Блаватская, взиравшая на мировую культуру близким мне методом "отъезда камеры", догадалась маски поснимать, обнаруживая под ними одни и те же лица, да и то вызвала у всех сплошные издевательства. Постебаться оно, конечно, полезно, но не всегда.

Так или иначе, гватемальские майя оказались по-еврейски хитрыми, спрятались за идентичностью символики и устояли. Через 400 лет после кровавого мочилова конкистадорами и добрыми христианами (о, как я люблю это - не убий, не убий!) майянская культура была еще жива. Я злорадствовала. Торжествовала. Вспоминала некогда любимую трилогию Мережковского "Христос и Антихрист". Чувствовала себя возрожденной Арсиноей, ха!

Мы еще побродили по базару. Полюбовались на орлиные носы, скошенные лбы и миндалевидные глаза. Костик сказал: " Больше здесь делать нечего. Все равно ничего не происходит. Поехали дальше". Я не была готова так быстро расстаться с Чиче, хотелось выжать из этого дня максимум. Какой? Не знаю. Наверное, хотелось чуда. Загадала: вернемся в гостиницу и подождем еще два часа до следующего автобуса в Панахачель. Если ничего ТАКОГО не случиться - поедем. Первым кого мы встретили, вернувшись в гостиницу, был милый муж нашей милой хозяйки. Он был майя, и он говорил по-английски. Это уже был подарок судьбы. Оказалось, что дядька давно живет и работает в Штатах (отсюда хороший английский и такая интерьерная толковость), а отельчик держит так, для удовольствия. Возникла редчайшая возможность поговорить о майанской культуре не с себе подобными чтецами-теоретиками а ля Кнорозов, а с живым носителем традиций. Я, разумеется, задала все "правильные" вопросы: про четыре Толлана, адекватность текстовых расшифровок и про 2012 год. К сожалению 400 лет христианизации и 14 американизации сделали свое доброе дело, и знания настоящего майя про свою собственную культуру мало, чем превосходили наши собственные. Правда, удалось выучить несколько слов на майянском и научиться считать до десяти. Самым ценным, пожалуй, было сообщение о том, что на окраине города, на вершине холма находится другой, альтернативный официальной церкви храм - настоящий центр местной духовной жизни. В свое время христиане, запретив местные культы, отправили жрецов в ссылку за пределы города, где они до сих пор и проживают рядом со своими храмами-алтарями и практикуют древние культы. И даже если никаких церемоний сегодня и не ожидалось, туда можно было элементарно дойти пешком (минут 20-30) и посмотреть на живого жреца Кетцалькоатля. Ура!

Мы пошли в сторону горы. Весь маленький городок Чичикастенанго покоился в ее тени, также как индейская торговая площадь - в тени христианской церкви. Очень символично. Я шла по тропинке как по эскалатору машины времени. Вдруг заметила перед собой медленно бредущую женщину с пестрым вышитым свертком на голове. Она двигалась в том же направлении, что и мы. Перед ней можно было наблюдать еще несколько майянских дам - коренастых, кривоногих, одетых в богато вышитые народные костюмы (вот где снимался гватемальский фильм National Geographic!). К вершине холма мы подошли одновременно. Они не спешно. Мы - сотрясаемые внутренней истерикой. Ритуал! Все кроме одной селянки остались в стороне, а та последняя дала нам увидеть и пережить зрелище, которое в мире кроме нас видели, наверное, еще человек 100. Из Москвы - человека полтора ( всегда хочется так думать). То, что это церемония очищения мы догадались сразу - действия жреца и набор принесенных дамой предметов имел древние, абсолютно международные корни и на 80% были описаны в книгах Фрезера по древней магии. Похожим образом очищение от болезни или сглаза совершались и в языческой Руси.

О жреце хочется рассказать отдельно. За сорок пять дней, проведенных в Мексике и Гватемале (две поездки с разницей в 4 года) мы видели много жрецов. Узнаются они легко - по характерной, богато вышитой одежде - широкие штаны, рубаха, пояс (обычно мужчины так не ходят) и по лицу. У всех майянских жрецов лица, в корне отличающиеся от окружающей индейской массы. Они европейские. Тонкие, мелкие черты - точная копия статуй-"атлантов" из мексиканской Туле, никаких тебе скошенных лбов и подбородков, ни тяжеловесных шнобелей а ля Фрунзик Мкртчян, ни сливового разреза глаз, ни хищных птичьих черт недобитых ацтеков, ютящихся сегодня в нищих предместьях Мехико-Сити. Другая раса, совершенно иной этнический тип. Мы нигде об этом так и не прочитали, не нашли никаких объяснений, ни до поездок, ни после. Чичикастенангский шаман не составлял исключения. Очень спокойный и сосредоточенный, он уверенно делал свое дело. Работал. Я это воспринимала именно так: человек работает, Врач - лечит, учитель - учит, дворник - метет, жрец совершает ритуал. Никакого экстаза, выпученных глаз, брызжущей слюны, скаканий и припадков. Я вспомнила как Мира Альфасса - ауровильская Мать (Ауровилль - духовная коммуна на юге Индии, исповедующая интегральную йогу Шри Ауробиндо, где я прожила два года) - описывала духовное восхождение йогина - как каждодневный труд, медленный, упорный, скучный, однообразный, не приносящий никакого кайфа. Никакого кайфа.

Удивительное рядом - в этом мы не сомневались. Но едва ли мы были готовы к тому, как на наш безнадежный вопрос: можно ли снимать? заданный для проформы, ответит наш "йогический" жрец. Торговок на рынке снимать нельзя, детей - категорически нельзя, даже народные чипсы -жареные кузнечики - табу, а ритуал очищения? Шаман ответил утвердительно. Можно. Мы были на грани экстаза! Лишь бы наш "свитхард" не передумал! Мы, стараясь быть как можно более деликатными, отошли подальше, выключили вспышку и, понимая, что сейчас, вот в этот самый момент - мама дорогая! - запечетливаем нечто такое, чего нет ни у кого в Москве, быть может, даже у National Geographic - в упоении начали переводить мгновение в вечность. Стой, мгновение, тпрру! ты прекрасно! Я снимала на видео, Костик - на фото. Боясь что-нибудь упустить, не смотрели своими глазами - думали, потом посмотрим на пленках и все восстановиться в памяти.

Мне всегда было сложно описывать состояния, но я думаю, каждый понимает, что я имею в виду, говоря про перемещение в прошлое. Это очень волнительно.

Описывать церемонию я не буду. Во-первых, подробности не помню и не хочу врать. Почему не помню - скоро станет понятно. Память вне глазка камеры сохранила не так много: разноцветные свечи и пучки какой-то травы, куча копала в пачках и так, сырые куриные ноги, растительное масло, местный алкоголь (типа пульке), в числе очистительных предметов: яйца, лимон, соль и чеснок (последний я всегда любила и немного обижалась на индусов, у которых лук и чеснок считались плевками ракшасов). Кроме того, среди пищевых подношений были консервные банки с мясом по типу тушенки. Когда под конец все дары сжигались в костре, мясные консервы взрывались со страшным грохотом и металлическим салютом: духи тушенку принимали и громогласно благодарили. Во всяком случае, я так восприняла. Жрец "диктовал" тетке покаятельные "мантры", а она их повторяла - сама видно наизусть не знала. Мистических потрясений от увиденного особо не было, в экстазе мы тоже не бились - хотя странно, да? (в Мачу-Пикчу, гималайском Джомсоме или в индийской Эллоре - бились, еще как!), здесь эмоции были в большей степени интеллектуальные, а не утробные: мы видим то, что видели не многие и что, по всеобщему убеждению, умерло пару столетий назад. О.К. Прошло полтора часа. Магическая церемония окончена. Все - вышитый жрец, зачищенная тетка и окрыленные мы - расходятся по домам. Мы - в гостиницу и утомленные пережитым, почти сразу ужинаем и засыпаем. Костик перед сном проглядывает отснятый материал и перематывает на начало - чтобы посмотрела я. Но я уже крепко сплю.

На следующее утро, мы, осчастливленные столь удачным началом поездки в мягком режиме завтракаем, едем в Панахачель и, благодушно развалясь на берегу чудного озера, снимаем всякую фигню: друг друга на фоне и без фона, совершенно аквариумных рыбок сквозь прозрачную озерную воду, птичек-кетцалей, летающих над нашими головами. Возвращаемся в гостиницу "Гранд Хотель" (название, как всегда, "соответствует": номер на восемь коек, где мы - единственные постояльцы - платим 13 долларов за двоих) с зашторенным пленкой бассейном. Просим расчехлить, беспечно плещемся - о, благодать! - и просматриваем отснятый материал. Я перекручиваю на начало. Общипанный птенец попугая, снятый нами на обратном пути с ритуальной горы, аквариумные рыбки, наши легкомысленные физиономии. Никакой церемонии. Не верю своим глазам. Перематываю снова - может, что заело? Снова ненавистные земноводные, злорадно глядят сквозь толщу стеклянной воды. Равнодушно закрыл глаза полулысый птенец - чхать он на нас хотел! Все. Тут до меня доходит. Церемония ОЧИЩЕНИЯ!

Жрец попал под подозрение сразу - скорей всего он знал все заранее, поэтому так легко и разрешил. Наверное, такие вещи действительно не стоит снимать на пленки. Наверное, мы невнимательные, расконцентрированные лохи, что не проверили пленку и так нам и надо. Наверное..Объяснений столь глупой "церемонии очищения" пленки можно найти сотни. Так или иначе, великий триумф нашего путешествия во времени и пространстве так и остался только нашим триумфом. Им как сном или спиритуальным переживанием не поделишься. Можно пересказать близко к тексту, но будет уже не то. Позже, уже доехав до Тикаля, мы присутствовали на другой церемонии - индейско-европейской. Что-то типа церемонии "За мир во всем мире!", как нам сказали. Эдакий New Age. Современная версия, перевод на испанский, вседоступность, куча европойдов, ноль тайны. Хотя против мира во всем мире я ничего не имею. Даже снять удалось. Как потом выяснилось, только мне, другим "майянский жрец" закрывал ладонью видоискатель (ликования по этому поводу случилось меньше, чем могло бы быть).

После таких историй начинаешь кое-что понимать, учишься отличать истинное от подделки, и ценить то немногое, что судьба допускает тебя пережить. Это становится частью твоего личного опыта, который, как и свою карму, ты не можешь никому передать. Все настоящее человек обречен, переживать в одиночестве. Обидно, но факт.

 добавить свой рассказ


КОММЕНТАРИИ ПО РАССКАЗУ



SVALI.RU
©Данио-Пресс 2005. Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только с согласия администрации сервера.
По вопросам рекламы и размещения информации обращаться сюда.
Рекламно-информационное агентство 'Данио-Пресс'
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100