Турпортал Svali.ru   |   Поиск туров, описание туров, заказ, цена Туры   |   Бронирование отелей по всему миру, описание отелей, фото отелей Отели   |   Бронирование авиабилетов Авиабилеты   |    Метеоновости   |    Информеры   |    RuMeteo.ru

   сделать стартовой     добавить в избранное
Туристический портал Svali.ruТуристический портал Svali.ru Svali.ru
  
  

ГЛАВНАЯ

КУДА ПОЕХАТЬ?

КАТАЛОГ СТРАН

(описание, города, карты, фото, погода, климат)

АВИАБИЛЕТЫ

(поиск,бронирование авиабилетов на регулярные и чартерные рейсы)

ПОИСК ТУРОВ

(каталог туров, описание, заказ, цены)

БРОНИРОВАНИЕ ОТЕЛЕЙ

(бронирование, описание, фото, туры, справочник категорий и сокращений)

КАТАЛОГ ГОРОДОВ

      ДРУГИЕ РАЗДЕЛЫ

Россия

Озеро Байкал, Бурятия, Россия.

Озеро Байкал, Бурятия, Россия.

Спасо-Преображенский монастырь, остров Большой Соловецкий, Соловецкие острова (Соловки), Архангельская область, Россия.

Спасо-Преображенский монастырь, остров Большой Соловецкий, Соловецкие острова (Соловки), Архангельская область, Россия.

все фото (296) 


Рассказы путешественников Россия

[Каталог стран Россия]

 Россия - рассказы туристов
 добавить рассказ  все рассказы  Мои рассказы



Конный поход. Путешествие сквозь время (часть I)

Архангельск - Кехта - Малая Товра - Холмогоры - Ломоносово (27.06.05-02.07.05)

1 день - переход Кехта-Курья
2 день - переход Курья-Бол.Товра
3 день - переход Б.Товра - Новинки - Б.Товра
4 день - переход Б.Товра - Холмогоры
5 день - стоянка у Холмогор - Ломоносово.

День перед походом.
В воскресенье, последний день перед походом, весь день лил проливной дождь, на улице было холодно и мрачно. Но, несмотря на это в голове упорно витали мысли о предстоящем походе, руки, независимо от мелькавших в голове сомнений, складывали в рюкзак необходимые туристские вещи - палатка, коврик, спальник.. Решимость идти в поход в любую погоду не покидала, несмотря на то, что погодный сайт обещал дожди на всю неделю вперед. Последняя попытка уговорить его поменять свои прогнозы в начале первого ночи увенчалась успехом - кто-то свыше смилостивился и погодная картина на всю неделю сменилась на теплую, без дождливую. Но пока этому не очень верилось - за окном все также было серо, сыро и угрюмо. И все же выспаться перед походом было необходимо, поэтому с надеждой на лучшее можно было уткнуться в подушку и попытаться увидеть хорошие сны.

Первый день.
На утро в понедельник - первый день похода - глаза не верили тому, что за окном ярко светило солнце! Теплый ветер нерешительно перебирал листву на тополях, яркая июньская зелень играла свой гимн-лето. Ура!

Вдохновившись неожиданной сменой погоды, испытывая некоторое волнение, выпиваю чашку кофе, забрасываю рюкзак за плечи и вперед!

Рюкзак кажется удивительно легким, хотя набит до верха. Понимаю, что отсутствие продуктов в нем облегчает его чуть ли не вдвое и это приятно, потому что знаешь, что о питании заранее позаботились организатор похода Валерий Чубар, костровая Марина Доронина и наш вездесущий, как мы его потом назовем, "заместитель председателя" Саша Перепелкин.

Под новым мостом меня подбирает наша машина, где уже находилась большая часть группы. Девушка на боковом сидении в центре встречает меня открытой, доброй улыбкой - недаром ее зовут Светланой, потому как видно сразу, что человек "светлый". Задняя часть машины завалена вещами, пытаюсь взгромоздить туда свой рюкзак. Направляемся на остров Краснофлотский, чтобы забрать нашу костровую Марину, повариху, и просто незаменимого, как потом выяснится, человека. По дороге узнаю, что Светлана и Володя едут в свадебное путешествие на следующий день после свадьбы. Вот так оригиналы! Свадебное путешествие верхом на лошадях - пожалуй, это можно назвать настоящим "экстримом".

Рядом сидит Костя, их свидетель. Сосредоточенность его взгляд, открытое лицо. Ксюша, бывалая походница, потряхивая косичками, по-хозяйски оглядывает окрестности через окна машины. Рядом с шофером сидит Валера Чубар, как и полагается руководителю.

Когда к нам присоединилась костровая Марина вместе с коробками, ведрами и прочей хозяйственной походной утварью, в машине стало значительно теснее - настолько, что пришлось ужиматься, стараясь занять пятачок сиденья поменьше. Наконец, разобравшись с коробками, и устроившись в машине, Марине представилась возможность познакомиться со всеми.

Некоторое время все пытались запомнить имена друг друга, повторяя их и переговариваясь вслух. Когда мы приедем на место, меня удивит другая методика, предложенная Женей, хозяйкой лошадей - она будет нас запоминать по именам лошадей, которые нам достанутся.

И вот, устроившись и освоившись в нашей машине, которая в походе превратится в машину сопровождения конной группы, мы едем в сторону Новодвинска. Июньская зелень полей за окном машины, ослепленная солнцем, успокаивает и привлекает взгляды. В Новодвинске мы должны будем подобрать нашего Сашу.
Информация по ценам
Россия
Отели
100+

систем
бронирования

Забронировать


При въезде в Новодвинск внимание привлекает новая церковь, удивившая своей основательностью и строгой красотой. Попетляв по залитым солнцем улочкам Новодвинска какими-то замысловатыми зигзагами, мы подъезжаем к пятиэтажке, где живет Саша. Валера командует: "Нужно четыре человека". Перепрыгивая через ступеньки, поднимаемся на нужный этаж. Звоним...тишина. Минут пять за дверью никто не подавал признаков жизни, Валера недоумевает. Стучим.дверь открывает симпатичный парень с улыбкой на губах. У дверей громоздится какое то немыслимое количество вещей. Все это быстро спускается вниз в машину. В нашей "буханке" становится еще теснее, все прессуется по возможности наилучшим образом. Только отъезжаем, как Саша вспоминает, что забыл дома в холодильнике масло и сало. Пару минут уходит на размышления о том, сможем ли мы без них обойтись. Культ сала у мужчин перевешивает разумные доводы ехать дальше, в результате чего опять крутимся по улочкам города и подруливаем обратно, чтобы забрать маленький кусок сальца и пару баночек масла с названием "Матренкино".

Наконец то выезжаем на финишную прямую перед началом похода и с первых минут, когда мы наконец-то собрались все вместе, складывается впечатление, что мы все знакомы уже лет сто, не меньше. Держим направление на Кехту, что расположена под Новодвинском, где в конюшне нас ждут наши верные "лошарики".

Первые домики Кехты уютно выглядывают из пышной зелени, встречая нас спокойствием. Сворачиваем с дороги возле павильончика с убаюкивающим названием "Сладкий дом". Кажется приехали. Выходим из машины, рассортировываемся по деревне в поисках красивых пейзажей. Кехта расположена высоко, поэтому сразу же открывается вид на поля и Северную Двину почти с высоты полета. Красиво! В деревне идет размеренная жизнь, люди окучивают картошку. На соседней, довольно большой грядке, пытаются взборонить землю с помощью лошадки мужик, паренек и девушка. Из-за машины выскакивает бойкая девчонка лет 10 в ярком оранжевом джемпере. Знакомимся, ее зовут Юлей. Наша машина с мужчинами в это время уезжает грузить корма для лошадей.

Юля ведет меня, Светлану, Костю в дом с целью показать своих домашних питомцев. Около дома бегает неимоверное количество собак, кажется, что они сменяются как слайды - только что была одна, уже парочку других у ног вертится.

Обследуем Юлин домашний зоопарк, где присутствуют: маленькая черепаха; белый хомяк с белобрысым выводком; зеленая, снующая по клетке, попугаиха и абсолютно белая собака по имени Белка. Собака никак не хотела вылезать из под кухонной скамьи и сердито лаяла на незнакомцев. Мы решили оставить Белку в покое и попросили Юлю показать нам конюшню и лошадей.

По пути Юля завела нас в дом к своей бабушке, где в подсобных помещениях располагались теленок, жеребенок и поросенок. Прямо детский сад. В нем круто пахло навозом, перепревшим сеном, было темно и из темноты на нас дышали теплым паром.

По пути на конюшню Юля рассказала о грозных собаках, что сторожат у входа: "Вы не бойтесь, я им скажу, и они вас не тронут". Не прошли и десятка метров, как мы увидели большие обглоданные кости рядом с конюшней. Света несмело заметила: "А нам обещали, что нас не тронут". Смеясь, дошли до входа в конюшню, где сидели две большие овчарки Чак и Зося. Юля их успокоила и мы, не без опаски минуя сторожей, прошли в конюшню.

Первой у входа стояла Санта, она нам показалась такой высокой по сравнению с теми лошадьми, на которых мы обычно ездим в Архангельске, что ее можно было сравнить только с лосем. Трудно было представить, как на нее вообще можно залезть. Все остальные лошади, кроме Лелика, оказались ничуть не меньше. Со смешинкой на губах Костя заметил: "Будут трупы". По пути обратно в дом нас напала стайка гусей, шипя и выворачивая в нашу сторону шеи, но мы благополучно вернулись. Там уже стояла наша машина, загрузившаяся кормами.

Тут же мы познакомились с Женей, хозяйкой лошадей, ветеринаром по специальности, и ее мужем Иваном, который окажется кладезем анекдотов, присказок и приговорок. Кроме того, к нашей группе присоединился еще один человек - Наташа, нас стало еще больше.

За это время наш походный повар Марина уже оккупировала кухню с благой целью - накормить нас перед походом, на плите уже варилась картошка с мясом. В доме в этот момент происходило просто броуновское движение: сновали собаки, люди, все время что-то происходило, на плите варился обед.

Наконец все собрались за столом держать совет. Женя распределила лошадей за каждым, поинтересовавшись у кого какой опыт. Имя "своей" лошади для каждого наездника звучала как песня, потому что это означало начало похода. В воздухе ощущался легкое волнение от неизвестности, удовольствия встречи с лошадью, от предстоящих приключений.

И вот они, последние приготовления. Каждый берет только самое необходимое с собой - поясные сумки, фляжки, фотоаппараты - все то, что не будет мешать в переходе на лошадях и может оказаться полезным. Разбираются уздечки, седла. Седло - это такая же лотерея, как и лошадь. Оно может оказаться спортивным, мягким, а может и кавалерийским, более жестким. Положительной стороной кавалерийского седла является то, что у него есть луки, которые в полевых условиях, могут пригодиться, чтобы удержаться в седле.

Мне досталось старинное казацкое седло, о которых до этого я даже и не слышала. Как потом рассказал мне Иван, это седло успело поработать в цирке и прибыло к ним уже оттуда. Единственной фразой Ксюши, которая ехала в группе сопровождения, по этому поводу была: "Повезло". Плюсом этого седла, которое казалось с виду довольно ржавым, и очень старым, была мягкая кожаная подушка, которая прижималась ремнями к седлу сверху. Только потом я смогла ощутить все преимущества этого замечательного изобретения человечества.

Оказалось, что оседлать лошадей нам помогут, и поскольку в конюшне было довольно тесно, некоторые ждали своих лошадей на входе. Оттуда изредка доносились резкие окрики Ивана в сторону лошадей. Долг и любопытство звали меня быть рядом с лошадью, поэтому когда Иван стал седлать Бунчука, я предпочла находиться рядом, пытаясь хоть каким-то образом помочь и, скорее всего, именно этим еще больше мешала Ивану. Из-за мощного Бунчука то и дело раздавался грозный рык Ивана. За перегородкой конюшни бился в нетерпении красавец Гусар, белый конь в яблоках, который достался Саше. Он ждал своей очереди седлаться. В конюшне воздух был плотный от нетерпения, волнения, дыхания лошадей и людей, движения, громких фраз и окриков, и, казалось, что это было НАЧАЛОМ всему миру.

И вот заветный момент непосредственного знакомства с лошадью, после того как ее вывели из полумрака конюшни. Все, кому повезло и чьи лошади уже оказались оседланы, вставив в первый раз ногу в походное стремя, предварительно осилив и оценив высоту лошади, как солдатики, вливаются в седла, ощущая телом степень их удобства. Теплый ветер, разгулявшийся на просторах двинских полей и залетевший сюда, в Кехту, треплет щеки и волосы, но на это никто не обращает внимания. Таинство общения с лошадью и первые ощущения важнее, все погружены в огромный мир, в котором на данный момент только ты и лошадь.

Бунчук, как ни в чем не бывало, с присущим его возрасту спокойствием, тут же пошел размеренно грызть траву. Упрямо наклоняя голову к траве, он прислушивался к окружающим звукам, прядая ушами.

Всадников становилось все больше. Лошади в нетерпении переминались с ноги на ногу. Последним вышел из конюшни Гусар. Саша не замедлил его оседлать, но Гусар тут же начал прыгать и крутиться на месте, как ошпаренный, показывая свой гордый норов и кипучую энергию. Однако, "повезло" Саше: с таким конем рот не разевай в походе, расслабится не даст. И Саша, почувствовав силу и прыть коня, сперва стал возмущаться по этому поводу, но в результате смирившись со своей судьбой, загарцевал вслед за другими.

Идем через Кехту к полям, примеряясь к своим коням, начиная постигать первые особенности их характера. Они, в свою очередь, прислушиваются к всадникам - каков норов у всадника, даст ли слабину.

Бунчук сразу начал отставать от других, нехотя перебирая ногами, тяжело ступая и цокая широкими копытами, как и подобает тяжеловозу. Он как будто думал о чем-то своем, мыслями все еще находясь в полумраке конюшни, не реагируя на обычные посылы. Девчата, помогавшие седлать лошадей, шли рядом с Бунчуком, провожая колонну до выхода из Кехты. И вот мы вышли в поля, спустившись с высокого угора в низину. Тут же нас облепили тучи рыжих комаров, которые пеленой покрыли наши ноги, спины, шеи и морды у лошадей. Бунчук все еще отставал от колонны и, похоже, вообще не собирался, несмотря на все мои уговоры, идти быстрее. Валерий, контролируя хвост колонны, попытался напомнить мне слова Жени о том, что для управления Бунчуком не лишней будет ветка с дерева. Он тут же помог мне ее сорвать. После этого дело заладилось - что называется, прислушивайся к советам бывалых и все встанет на свои места. Бунчук из-за положенной ему по природе тяжеловозной непробиваемости почти не реагировал на действие пятками, шенкелями, коленями, но зато хорошо откликался на движения повода и ветки - достаточно было легкого прикосновения веткой к шее лошади, и он шел быстрее. Так же легко его стало высылать в рысь и галоп. Взаимопонимание на первом этапе было достигнуто, а после первого перехода оно стало полным настолько, что это можно было назвать гармонией между всадником и лошадью. Помог, конечно, в этом еще и очень спокойный, мудрый характер Бунчука. Ощущение, что он понимает все, что я ему говорю, не покидало меня до конца похода.

Впереди на красавце-жеребце Сандрике ехала Женя, за ней гордо гарцевал на Санте Валера Чубар. В середине колонны на вороном Лелике ехала счастливая Света, рядом на красавице Чернике ехал ее муж Володя, за ними, как и полагается, на белой Вишне ехал их свидетель Костик.

Тут необходимо сказать, что Лелик с Черникой были настолько красивой парой, как и Света с Володей. В полях они не расставались с друг другом и, прислонив нежно к друг другу головы, дремали белыми ночами. Зная характер своих лошадей, Женя именно в силу этой нежной привязанности и посадила молодоженов на эту сладкую парочку.

Первый переход был самым важным и для кого-то может и самым трудным, включающий в себя новые впечатления, процесс узнавания друг друга. Приноравливались к повадкам, манере передвижения своих лошадей, налаживали правильную посадку, контакт с лошадью. В процессе движения мы вели войну с комарами, заботясь больше о лошади, чем о себе. Наша группа как сообщество лошадей и всадников, уже в процессе первого перехода становилась единым целым, живым организмом, за которым усталость не значила ничего, нервы, как струны, пели и звенели от радости и счастья, от бескрайних просторов и впечатлений.

Этот переход в основном лежал через поля, проходили какую-то деревеньку, искали дорогу дальше опять полями. Переходили через низину, где журчал небольшой ручей. Лошади стали упираться, Женя пустила вперед самых смелых. После этого, посмотрев на них, другие тоже потянулись переходить через ручей. Однако Лелик, спустившись к воде, выбираться наверх никак не хотел, устроил целый фейерверк из брызг, шлепая копытом по воде, перемешанной с грязью. Такое поведение ретивого конька стало неожиданностью для Светы, она пыталась его отговорить мирным путем, но окрик Жени о том, чтобы она действовала решительней, иначе Лелик может улечься позагорать прямо в лужу, помог ей вытащить его из ручья. Пока Лелик забавлялся, мы с Бунчуком и Саша с Гусаром не могли перебраться на ту сторону. Эта выходка конька нас очень развеселила, тысячи брызг обдали и нас. Смеясь, выбрались и поехали дальше. Однако Лелик оказался большим любителем повеселиться, и этот свой коронный номер он повторял еще не раз в разных лужах, чем очень развлекал всех нас.

Как в русских народных сказках, быстро ли долго ли, добрались мы до Курьи, которая представляет из себя довольно большую деревню. За рекой у этой деревни должна была быть наша первая стоянка. Люди в деревне с интересом наблюдали за нами, спрашивали что-то, провожали внимательными взглядами. Четыре часа перехода и пройденные километры пролетели незаметно, но первые признаки физической усталости появились у многих. Как известно, езда на лошади, требует приложения большого количества энергии, сравнимой с тяжелой физической работой. А кто обещал, что будет легко?

Аккуратно переходим на лошадях мост через Курью, попутно прослушав ужастики об этой переправе: в предыдущих походах - мост тогда был почти разрушен - пару лошадей свалились в воду. В этот раз все прошло благополучно и спешившись после моста, мы впервые почувствовали, что ноги нас не слушаются, стремятся вернуться в привычное походное положение - выворачиваются колесом и отказываются передвигаться обычным человеческим шагом. Не прошло и минут 15, как полегчало, ноги стали выпрямляться, и мы, миновав луг, оказались с лошадьми у места стоянки. Там нас уже ждала наша "буханка" - машина сопровождения с водителем Александром, Иваном, Ксюшей, Юлей. Около костра развернулась Марина с припасами, все шипело и кипело.

Сначала нужно было расседлать, снять уздечки, вывесить сушить потники, снятые со спин лошадей, и привязать их. Корм лошадям давали и поили их позже, а пока они спокойно разбредались щипать луговую траву.

После ужина у реки нашими стараниями появился палаточный лагерь, берег пестрел разноцветными палатками всех мастей. Все шутили, настроение, как и погода, было хорошим. Отдельные острые шуточки отпускали в сторону молодоженов по поводу брачного чертога. Все были заняты - кто-то искал и пилил дрова, кто-то разбирал вещи, кто-то общался с пасущимися лошадьми. Иван с шофером Александром еще до нашего прихода на место стоянки развернули все рыбацкие снасти, и дочка Ивана Юля с увлечением сидела у воды, наблюдая за поплавком. Периодически раздавались радостные индейские крики, возвещавшие о получении результата.

Пришло время раздачи кормов, каждый торопился накормить свою лошадь побыстрее, к некоторым лошадям пришлось тащить ведро с кормом через весь луг. Оказалось, что не у всех есть аппетит и многие предпочли сочную траву замешанной на воде каше из кормов. Однако Бунчук, свободно гуляющий по лугу, не отказался и от чужих порций, нахально объедая медливших поужинать лошадей. Но и этого ему показалось мало, он тянулся к нашему лагерю, где вкусно пахло хлебом. Аппетит у коника оказался, что называется, зверский.

Далее по плану было напоить лошадей. Вся эта процедура в той же самой последовательности повторялась каждый день и доставляла всем удовольствие, потому что каждый испытывал благодарность к своему коню за проведенный вместе переход - накормить и напоить коня было делом чести. Понаблюдав за красивейшим закатом над рекой Курьей, все стали рассортировываться по палаткам, предварительно закрепив часы ночного дежурства за каждым.

Рядом с лагерем вокруг шеста на длинной веревке крутился наш жеребец Сандрик, в просторечии Сашка. Природа в красоте и стати ему не отказала. Вся его лошадиная сила и энергия подпитывалась инстинктом вожака и, наматывая круги, он как бы говорил: "Посмотрите какой я сильный и красивый, только я могу быть во главе табуна". Он красовался лоснящимися боками в лучах утопающего за горизонтом солнца, рыл копытом землю точно как в сказке о коньке-горбунке, призывал кобыл и будил в них природные инстинкты. Мерины в табуне - Лелик и Гусар, не утратившие свои мужские инстинкты, пытались в противовес Сандрику сказать свое веское слово в ответ на его повадки вожака, они рвались с привязи, оглашая луг призывным ржанием, терзаемые желанием доказать кто тут главнее. Но Сандрик не дремал, он всю ночь, что называется, бдел за табуном.

Дядя Буня (Бунчук), сонно передвигаясь по лугу, пытался посреди ночи неожиданным десантом напасть на корма, предложенные Сандрику, но так им и не употребленные. После этого Сандрик встряхнулся, почувствовав что-то неладное и затеял потасовку с мирным и мудрым дядей Буней. К этому времени почти весь лагерь уже спал и видел десятый сон, из палатки руководителя раздавался переливистый храп. В конце концов у костра осталась только я и Иван. Как раз в этот момент и произошла стычка между дядей Буней и Сандриком. Через некоторое время, не выдержав эмоций, сорвался с привязи Гусь (Гусар) - очень гордый и своенравный конь. Он прямой наводкой рванул к Сандрику: щас посмотрим кто тут вожак.. Иван ретиво отскочил от костра и, матюгаясь, побежал ловить Гусара.

Остальные лошади мирно бродили по лугу. Вишня все время что-то искала в кустах, ее почти не было видно. Черника и Лелик, мирно прижавшись к друг другу, стояли в легком мареве ночи. Вакансия, отдыхая, лежала в траве, были видны только ее уши. Периодически приходилось пересчитывать лошадей, чтобы ни одна не пропала. И тишина..только поленья потрескивали в костре, выбрасывая в зарождающееся утро брызги искр.

День второй.
Рано утром первыми показали носы из палаток те, кто не взял с собой спальников и больше всего замерз ночью. Наташа, у которой не попадал зуб на зуб, еще долго не могла согреться.

День обещался быть солнечным и теплым. Перепады между дневной и ночной температурой были довольно существенны, но солнце уже начинало прогревать воздух.

Костровая Марина колдовала над ведрами с кашей, гремела бидонами, чайниками и кастрюлями. Этот звон был приятен уху просыпающихся, и постепенно вся группа, протирая заспанные глаза, собралась у костра.

Быстро позавтракав, начали собирать палатки, вещи, седлать коней. Сразу началась суета - выбирали из общей кучи свои уздечки, доставали седла, потники. Овчарки Чак и Зося сновали между укладываемых вещей, пытаясь доказать свою причастность. Лошади как будто ничего не ждали - спокойно созерцали происходящее.

Все волновались за Вакансию, она сильно ослабла с первого перехода, у нее болели ноги, и всю ночь она пролежала в траве, тяжело дыша.

Наташа, которая в первом переходе ехала на Вакансии, решила в этот раз остаться в группе сопровождения с целью дать отдых натруженному с первого перехода телу, выспаться и, самое главное, согреться в машине. Как оказалось, она четыре года не сидела на лошади и отсутствие тренировок не замедлило сказаться на физическом состоянии. Ее сменила на Вакансии Ксюша. Ксюша - опытная туристка, в том числе и конница, она уже два раза была с Валерием Чубаром в конных походах, поэтому имела довольно большой опыт таких путешествий.

Через некоторое время мы все оказались в седлах и двинулись в наш второй переход. Солнце слепило, иногда его закрывали тучи, становилось прохладнее. Путь лежал через поля в сторону Холмогор, время от времени приходилось выходить на трассу и двигаться вдоль ее обочины. На картофельных плантациях упорно трудились люди, они провожали нас взглядами, почти не отрываясь от монотонной работы под жарким солнцем. Не доехав до Холмогор, Валера и Женя попытались найти дорогу полями в обход Холмогор, но попытка не увенчалась успехом, пришлось вернуться на трассу. Движение на лошадях было рывками - то шаг, то рысь, влияли сомнения и отсутствие точного знания дороги. Беспокоила Вакансия, как-то она сможет перенести переход.

В дороге случилось небольшое происшествие - сзади услышали крик о том, чтобы все остановились: оказалось, что у Черники в дороге ослабли подпруги, и Володя спланировал вместе с седлом на обочину. Хорошо, что все обошлось, и он не повредился, лишь оборвал при падении поясную сумку. Света, как верная жена, с испуганными глазами сразу бросилась мужу на помощь. Когда оказалось, что все хорошо, она улыбнулась и заметила: "Ну вот, теперь по количеству падений ты будешь меня догонять". Оказалось, что когда они занимались на конюшне Сульфата, Свете не раз приходилось падать с лошади, а Володе и Косте в этом смысле везло. Тут необходимо заметить, что падение с лошади - сложная наука. Чтобы не повредиться, нужно уметь падать. У Володи первое падение можно было назвать удачным. Все начали сразу проверять подпруги на своих лошадях, поскольку повторить "полет" Володи никому не хотелось. И потом, в течении похода, это было взято за правило.

Наконец впереди показались Холмогоры, оказалось, что нам придется пройти их все от начала до конца. Как обычно в русских селениях, путеводным маячком и знаком наличия впереди населенного пункта стала маковка разрушенного собора. В пути, по возможности, вели разные разговоры, вспомнили всех земляков, вышедших из Холмогор, все фильмы, в которых упоминался этот населенный пункт, немного истории.

Симпатичные, уютные, сильно растянутые вдоль дороги Холмогоры, встретили нас приветливо. Слева сверкала водной гладью Северная Двина, ее широкие белесые плесы навевали что-то хорошее, светлое. Один из плесов был настолько большим и песок на нем был настолько светлым, что Валера вспомнил эпизоды знаменитого фильма: "Почти как в "Белом солнце пустыни".

Люди, встречая нашу колоритную группу, улыбались, внимательно рассматривали лошадей, бросали разные фразы, задавали вопросы. Мы, в свою очередь, обращали внимание на сколько-нибудь примечательные строения в поселке, пытаясь отыскать среди них шедевры архитектуры.

Наши верные кони под нами, как кашалоты, стригли придорожную траву, умудряясь это делать не останавливаясь. Бунчук, стараясь откусить очередной пучок, постоянно пытался выдернуть у меня из рук повод, который я удлиняла за счет собственного тела, вытягиваясь из седла, чтобы дать могучему коню подкрепиться.

Миновав Холмогоры, все немного подустали от медлительного шага лошадей, хотелось размяться на просторах полей, но, увы, дорога не позволяла это сделать, лошади брели по обочине трассы под все накаляющимся солнцем.

Вакансия теперь все время была в хвосте колонны, прихрамывала то на переднюю, то на заднюю ноги. Приходилось дожидаться Ксюшу, которая, жалея лошадь, часто спешивалась и шла пешком.

Костя неизменно не расставался с видеокамерой и видеть его не снимающим было бы даже странно. На его голове красовалась замечательная соломенная шляпа с лихо загнутыми краями, в которой он напоминал ковбоя из вестерна. Вишня оказалась хорошей и смирной кобылкой, не ввязывалась ни в какие разборки внутри табуна, но иногда ей все равно перепадало копытом от молодой и ретивой Черники.

Впереди были Матигоры. Наконец то нам удалось съехать с трассы в поля, чему все несказанно обрадовались. Далеко на холме видна была изящная, необычайно красивая по архитектуре новая матигорская церковь. Ее золотые купола невольно привлекали взгляды.

Женя на Сандрике неизменно находились во главе табуна. Они задавали тон всей группе, просматривая дорогу в обозримых окрестностях. На промежутке маршрута от Холмогор до Матигор лошадям и всадникам удалось размяться в рыси и галопе. Все в едином порыве бросались в скачки. Дороги дальше через поля до Матигор не было найдено. Опять выходим на трассу, несколько разочарованные.

Матигоры оказались еще протяженнее, чем Холмогоры. Опять мелькают аккуратные домики всех цветов радуги, зелень огородов и деревьев гармонично вписывается в общую картину. Жизнь кажется размеренной и неторопливой. Где-то за Матигорами должна быть стоянка нашего лагеря - машина сопровождения давно уже должна была достигнуть назначенного пункта.

Бунчук теперь держится все время рядом с Сантой - это его подруга, с которой у них полное взаимопонимание. Мне постоянно приходится его осаживать, для того, чтобы он пропустил Валеру с Сантой вперед, но у Бунчука обычно его довольно ленивый шаг стал намного более резвым, и он вновь и вновь возвращается к подруге, притираясь к ней боком. Смирившись с таким рвением Бунчука, мы с Валерой ведем неспешный разговор.

Дорога вмещает в себя множество разных событий и дел: кто-то на ходу проверяет и подтягивает подпруги, подтягивает стремена, кто-то переодевается в седле, кто-то разговаривает с лошадью или с соседом, который оказывается ближе, кто-то просто любуется местностью и размышляет о чем-то своем. Периодически звучит команда: "Приготовиться к рыси!" или "Держите дистанцию!", тогда все встряхиваются, группируются в седле. Но между всем прочим все время необходимо помнить о лошадях, у каждого из них свои предпочтения или вражда в табуне: например, Санта, Бунчук и Вишня дружат между собой, значит неожиданностей не будет и они могут идти вместе; Черника недолюбливает Вишню; Гусар и Лелик враждуют с Сандриком за первенство в табуне. Маленькой нейтральной страной в табуне является Бунчук, он явно ни к кому вражды не испытывает, но это не значит, что он не пострадает в какой-нибудь из заварушек. Чуть всадник проглядит, зазевается, и стычка оборачивается неприятностями.

В конце Матигор прозвенел звонок сотового, по которому Иван, едущий в группе сопровождения оповестил нас о том, что они выбрали другое место стоянки - у Большой Товры. Назначенное заранее место не подошло из-за отсутствия рядом реки и наличия большого количества кровососущих насекомых - комаров и оводов. Таким образом, наш путь увеличивался еще на добрый десяток с лишним километров. Женя начала нервничать, беспокоясь за лошадей. Мы тоже встретили нежданно свалившийся на нас довольно большой отрезок пути без особого оптимизма. Ксюша, узнав, поморщила носик, с тревогой взглянув на хромающую и уставшую Вакансию.

Пройдя еще километра два вдоль трассы, Валера решил свернуть на объездную дорогу, он не мог вспомнить как через лес добраться до берега около Большой Товры. Решили идти этой дорогой. Дорога была сплошь покрыта лужами, ямами и какой-то белой грязью, очевидно к дорожной грязи примешивался известняк. Мы шли с лошадьми, спешившись, держа их под уздцы. Было жарко и все устали. Женя время от времени переругивалась по телефону с Иваном, пытаясь определить, как же нам выйти наикратчайшим путем к месту стоянки.

Все заметно устали, изредка переговаривались между собой, упорно обходя лужи, где это было возможно. Бунчук, основательно и монотонно, шлепал своими широкими копытами по грязи, каждый раз обдавая меня с ног до головы. Так прошли еще несколько километров. По дороге Валера заметил первый в этом году красноголовик, но останавливаться было некогда, хотелось быстрее добраться до лагеря.

Дорогу через лес мы так и не нашли, через какое-то время опять попадаем на трассу, и впереди видим вышку у Б.Товры. Идти становится легче. Мы с Сашей заводим неспешный разговор, так время идет быстрее. "Как боевой дух?" - спрашиваю я у него. "Дремлет", - слышу в ответ и вижу Сашину улыбку. Разговор подкрепляет наши силы, становится значительно легче, находится место и для смеха. Сашина шутка по поводу того, что конная прогулка, это когда люди выгуливают лошадей на веревочке, попадает в точку. Так осилили еще пару-тройку километров. Впереди забрезжил свет в туннеле - Северная Двина и зеленые луга. Садимся верхом и спускаемся от деревни к лагерю, где вдалеке нас ждет наша машина, костер и Марина с обедом.

Шаг наших верных овчарок Чака и Зоси уже на подходе к лагерю, становится даже слишком осторожный, у них болят лапы от тяжелого перехода.

Усталость заглушает все остальные чувства, машинально с лошадей снимаем седла, привязываем коней на расстоянии друг от друга. Бунчука и Чернику еще полчаса водим рядом с собой, чтобы не ушли к воде - после перехода сразу лошадям нельзя давать пить - и после отпускаем на вольный выпас.

Чак и Зося, вытянувшись в траве, занимают пассивную оборону около машины. Вокруг разложены седла, вещи. Шофер Александр с Иваном собираются на рыбалку, у них уже все приготовлено для этого: удочки, лодка, в том числе и "удочка в клеточку", как называет Иван рыболовную сеть. Наша шустрая Юлька с ее неуемной энергией носится вокруг, как Карлсон с моторчиком.

Света, Володя и Костя начинают разбирать свои вещи и первым делом берутся за поиск подходящего места и установку палатки. Когда они натянули внутреннюю палатку, мы тоже беремся за установку своей. Находим подходящим место рядом с палаткой молодоженов. По этому поводу тут же отпускаются шуточки.

Вслед за нашей палаткой вырастает рядом палатка руководителя группы Валерия Чубара, потом мужчины ставят большую палатку в виде восточного шатра, там будут спать еще несколько человек. В последнюю очередь устанавливается ярко-желтая легкая палатка нашего кашевара Марины. Эту палатку мы называем: кафе "У Марины". Под желтый полог на случай дождя, набегов лошадей, собак и прочих, прячутся самые разнообразные коробки с провизией, там можно найти все что хочешь.

Усталые, бредем обедать, хотя обед по времени уже вполне можно совместить с ужином. Еда, на вид такая простая, кажется необычайно вкусной. Чак и Зося, наблюдая за нами умными и внимательными глазами, сидят рядом в ожидании остатков обеда. Чак то и дело подлезает мне под руку мордой, в надежде, что его не оставят без внимания. Зося в этом смысле более скромная, она лежит неподалеку, дружелюбно махая хвостом. Чак же все время хочет общения, он приносит палки, пластиковые бутылки, безмолвно с надеждой смотрит в глаза, предлагая с ним поиграть.

Не обошлось и без происшествия в столь безмятежном существовании нашего палаточного городка. Вдоль берега, минуя наши палатки, иногда проходили местные рыбаки, но бабушка с удочкой и собакой, пренебрегла осторожностью, подошла слишком близко, за что ее собака немедленно поплатилась. Чак и Зося в едином порыве, издавая грозный рык, рванули в их сторону, мертвой хваткой вцепившись в ничего такого не ожидавшую собаченцию. Бабуся остолбенела, и только кончик удочки покачивался на ветру.

Помогла мгновенная реакция сидевшей рядом Жени. Она вскочила и побежала с криком "фу!" в буквальном смысле слова отпинывать своих собак от жертвы. Авансцена прошла мгновенно, результатом стал визг пострадавшей собаки, попрыгавшей на трех лапах зализывать раны, и возвращение на исходные позиции наших верных сторожей Чака и Зоси. В бою Чак получил пару укусов, около носа сочилась кровь. Он опять превратился в доброго и славного пса, и уже ничто не говорило о возможности внезапной перемены в его характере.

Бабушка с удочкой встрепенулась и мгновенно ретировалась с поля боя.

Все, кто находился в это время, рядом, были слегка озадачены внезапностью происшествия, и, впоследствии при виде появлявшихся в обозримом пространстве собак, мы все дружно кричали: "Уберите собаку!".

После обеда у многих из нас просыпается дух познания, и мы начинаем обследовать берег вдоль Северной Двины. Место для лагеря действительно выбрано очень удачно: красивый луг, песчаные берега, на противоположной стороне пустынный плес из желтого песка, простор до самого горизонта.

Через некоторое время Володя, Света и Костя приносят весть о найденном неподалеку от лагеря чистом роднике. Потом недалеко обнаруживается ручей и, расположенное выше, озеро. Мы с Сашей, Валерой и Ксюшей, снаряжаемся за водой к роднику. Родник заботливо кем-то огорожен досками, на дне этого сооружения бьется ключ, создавая замысловатые узоры из потревоженного песка. Вода холодная, вкусная. Набираем в емкости и транспортируем до лагеря.

Саша и Света садятся чистить пойманную рыбу, они оказались единственными добровольцами на это сложное, но благодарное дело. Параллельно бодро шла заготовка дров к ночному костру.

Замечательно вкусный поздний ужин завершился бутылочкой вкусного вина и коробкой конфет. Это наши молодожены решили напомнить о себе, внести праздник и романтические чувства в наш тесный круг. Все внимание было направлено на них, звучали поздравления и пожелания счастливой и безмятежной жизни. Над лугом и рекой слышно было традиционное "горько!". Саша принес гитару и спел для них двоих душевную, трогающую песню о любви.

Дело стало клониться к закату, лошади мирно паслись на лугу. Сандрик, как обычно, выписывал "круги почета" вокруг своего шеста, приглядывая за табуном. Бунчук некоторое время спасался от комаров у реки, но поскольку травы там почти не было, он перебрался поближе к Вишне и провел рядом с ней часы до восхода, уткнувшись в ее теплую шею.

Чувство усталости от прошедшего перехода загоняет людей в палатки, но спать, похоже, никто не собирается: из палатки молодоженов раздается дружный хохот, там во всю рассказывает какие-то истории Костя. Мы с Ксюшей, завалившись в палатку, тоже долго разговариваем и смеемся. Теплая белая ночь располагает к разговорам и хорошему настроению. В соседней палатке, где обосновался Валера, долго было тихо, похоже, что наш смех мешал спать руководителю, но совесть нас, почему-то не мучила - нам просто было весело и хорошо. В конце концов, оттуда послышался храп, что вызвало у нас новый приступ смеха.

Постепенно сон взял свое, и над лагерем повисла зыбкая ночная тишина.

Продолжение следует...
часть вторая
часть третья

 добавить свой рассказ


КОММЕНТАРИИ ПО РАССКАЗУ



SVALI.RU
©Данио-Пресс 2005. Все права защищены.
Использование материалов сайта возможно только с согласия администрации сервера.
По вопросам рекламы и размещения информации обращаться сюда.
Рекламно-информационное агентство 'Данио-Пресс'
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100